Ни одна страна не может с уверенностью заявить о том, что она находится в центре крипто-мира, хотя многие, безусловно, хотели бы. В конце концов, биткоин был разработан в качестве цифровой валюты без гражданства. Например, выдающиеся умы Ethereum не привязаны к месту — большинство из них постоянно передвигается по миру с помощью Airbnb.

Однако, несмотря на то, что в мире нет центрального хаба крипто-разработки, российские программисты владеют львиной долей виртуальных активов. В частности, они сильно вовлечены в рынки ICO, которые позволяют фирмам собирать деньги в обмен на цифровые токены. Некоторые крипто-оптимисты считают, что ICO может однажды бросить вызов венчурному капиталу как инструменту стартапов по сбору денег. Но в то же время они больше похожи на краудфандинговые кампании, выросшие на стероидах, с небольшим количеством правил и отсутствием четкого нормативного надзора.

Во всем мире российский акцент уже стал вполне обыденным явлением на соревнованиях по питчингу ICO, на которых разработчики пытаются привлечь инвесторов. Тем не менее, их влияние не слишком прозрачно, поскольку США, Сингапур, Швейцария и Великобритания все еще являются лидерами в области финансирования ICO и количестве мест, где зарегистрированы проекты.

Но если вы посмотрите, где обитает большинство генеральных директоров и основателей проектов, то, скорее всего, это будет Москва. По этому показателю российская столица вышла на первое место в прошлом году, гласят данные компании Atomico:

Тех-специалисты отмечают, что Россия богата программистами, математиками и криптографистами. Отчасти за это следует благодарить наследие Советской эпохи, в которой приоритетное внимание уделялось науке в целом и физике в частности. СССР до сих пор занимает второе место после Китая на Международной Математической Олимпиаде, хотя он отправил свою последнюю команду еще в 1991 году.

После распада Советского Союза осталось огромное количество ученых, но мало научных рабочих мест. Технологические стартапы стали выходом для многих людей, гласит отчет BBC. Компьютеры не были доступны большому кругу людей до относительно недавнего времени, и человек, способный управлять цифровыми системами, стал чем-то вроде героя. В то же время технологическим фирмам требуется небольшой капитал для начала работы, и на фоне западных санкций он остается легким способом продажи товаров или услуг за рубежом.

Интеллектуальный потенциал

Крипто-инновации появляются в России, потому что в ней сосредоточен лучший мировой интеллектуальный потенциал, заявил Оливер Хьюз, председатель Тинькофф Банк, цифрового кредитора из Москвы. По его словам, даже Сбербанк, крупнейший банк России, ведет бизнес как финтех-компания. На Сбербанк работают более 11,000 разработчиков, что больше числа сотрудников Snap, Square и Twitter вместе взятых.

Огромное количество программистов заняты в российской крипто-индустрии, но это не объясняет всего. По данным Атомико, в Германии, Великобритании и Франции работают более профессиональные разработчики, чем в России. В Нидерландах же больше всего разработчиков на душу населения.

Одна из причин такого положения дел — финансирование. В России есть технологии, но доступ к венчурному капиталу ограничен. Между тем, ICO способствовали быстрому накоплению кэша. По данным консалтинговой и инвестиционной фирмы GP Bullhound, блокчейн-компании собрали более $4 миллиардов через ICO в прошлом году, что в 4 раза больше, чем удалось собрать с помощью венчурного капитала.

«ICO — это удобный способ привлечь деньги, минуя банковские структуры», — пояснила Ольга Смирнова, главный операционный директор компании DigRate, предоставляющей рейтинги для ICO. В России проводятся сотни конференций по предложению токенов. Однажды она даже перепутала мероприятия, поскольку в тот день в одном здании были две отдельные конференции по ICO.

Также слабая экономика и низкий рост доходов стимулируют россиян работать в крипто-индустрии — будь то работа над проектами или продажа токенов.

Сложные отношения

Егор Лавров, главный креативный директор компании Paragon Coin, проекта по производству каннабиса, недавно посетил Москву и заявил, что все говорят об ICO и биткоине. Даже его водитель Wheely (аналог Uber) спросил его, следует ли тому вложиться в ripple, довольно волатильный крипто-актив: «Они слышат истории о разбогатевших людях», — пояснил Лавров.

Paragon, тем временем, является потенциальным объектом судебного иска со стороны США, в котором говорится, что компания могла продавать незарегистрированные ценные бумаги после привлечения $70 миллионов от инвесторов в ходе ICO. В свою очередь, Paragon заявил, что он нацелен на соблюдение всех применимых законов и старался делать это на протяжении всего процесса ICO». Лавров, родившийся в Москве, но проживший большую часть своей жизни в США, добавил, что у Paragon есть 15 сотрудников в Украине.

Вообще, у российского правительства сложные отношения с криптой. Например, в прошлом году, по слухам, российский шпион хвастался, что блокчейн будет принадлежать Российской Федерации.

Блокчейн — это книга транзакций биткоинов и других криптовалют. Вместо того чтобы полагаться на какой-либо центральный объект или базу данных, компьютеры в блокчейне имеют свою собственную копию книги, проверяют и обновляют транзакции, чтобы сохранять ее точность. При этом транзакции могут выполнять только пользователи, у которых есть крипто-ключи. Если даже не принимать во внимание криптовалюты, в будущем блокчейн поможет проводить анонимные платежи для оптимизации финансовых операций бэк-офиса. Крупнейшие эксперты в области блокчейна считают это отличным способом сделать традиционный банкинг устаревшим.

В ICO используется аналогичная технология — проекты могут запускать защищенные криптографией токены в обмен на деньги для их финансирования. Но многие из этих предприятий мошенничают, и риск манипулирования в торговле токенами довольно высок.

Есть вероятность, что Кремль пытается повлиять на стандарты блокчейна и криптографии таким образом, чтобы государство могло подорвать его. Это, возможно, похоже на то, как США подозревают в установке своих собственных крипто-бэкдоров. Однако сообщения СМИ, ссылающиеся на российских шпионов, выглядят довольно странными, учитывая что они не должны хвастаться государственными планами.

Президент России Владимир Путин заявил, что стране необходимо развивать свою цифровую экономику. В июне у него состоялась короткая встреча с Виталиком Бутериным, канадско-российским создателем Ethereum, предоставляющим  распределенные вычисления для многих ICO. Правительство Путина также рассмотрело вопрос о разработке собственной криптовалюты (paywall), по слухам, в надежде, что это может помочь в минимизации последствий ужесточения международных санкций.

Но через несколько месяцев после встречи Путина с Бутериным правительство начало сильно подавлять крипто-индустрию. По крайней мере, в частном секторе. Путин раскритиковал биткоин, заявив, что он используется преступниками. После этого Центробанк начал обсуждать блокировку веб-сайтов, занимающихся цифровыми активами. Сергей Швецов, первый заместитель председателя Центрального банка России, заявил, что криптовалюты имеют «признаки финансовой пирамиды». Официальные лица, видимо, смягчили свой подход с тех пор, хотя регламент по регуляции криптовалют пока еще не принят.

Причина быть настороже

У российских финансовых регуляторов есть веские причины для волнения. В начале 90-х миллионы граждан бывшего советского союза потеряли свои сбережения, которые измельчила массивная схема Понци. Тогда большинство россиян понятия не имели, какими должны быть законные инвестиции. По данным газеты «Известия», со ссылкой на Российскую ассоциацию криптовалюты и блокчейна, половина из $300 миллионов, привлеченных ICO в России в 2017 году, вошли в схемы пирамид.

Несмотря на то, что криптой заболел буквально весь мир, Россия внедряется в нее вместе с легионами восторженных технологических экспертов и, как и во всем остальном мире, с мошенниками и создателями скама. Они смешиваются с более широкой, финансово безграмотной аудиторией, в прошлом плохо защищенной регулирующими органами в условиях экономических трудностей. Конечно, каждое правительство пытается найти способы защитить инвесторов, вытеснить мошенников и при этом поощрять инновации, но в России эта проблема стоит особенно остро.

Добавить комментарий